Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
18:23 

Горе Уму - пост'игровое.

Алькор
Так давайте выпьем за то, что в галактике есть мы!
Как Фёдор Лядащев за кладом ходил.

Граф Фёдор Лядащев услышал на Алеутских островах легенду о Золотом Человеке. Голова его лежит на Аляске, руки раскинулись по Камчатке и Чукотке, туловище в Сибири, а ноги упираются в Уральские горы. У поморов говорят: кто на Груманте зимовал, не вернётся прежним – либо не вернётся вовсе. Лядащев уходил на корабле сорвиголовой с карточными долгами, а вернулся посуху, и в кармане у него было золото.

Да сколько того золота – самородок и россыпь! Но кто мешает добыть больше?
Раньше граф Фёдор защищал кузена от бретёра, перехватив его дуэль – и искренне возмущался общественному порицанию: ведь теперь-то всё честно! Теперь же, узнав, что князь Фёдор в жёлтом доме, граф Лядащев не стал брать его штурмом, а отправился к Заваруеву, опекуну князя. Тот просил поручительства великосветских дам, и всё разрешилось наилучшим образом. Штришок, но – почувствуйте разницу!

Когда история с то ли найденным, то ли спрятанным историческим документом покойного дяди Гавриила Фёдоровича достигла ушей графа Лядащева, остаться в стороне он не смог. Но самостоятельные поиски к успеху не привели. И Фёдор Васильевич отправился к приходскому священнику о.Варфоломею, который мог припомнить кое-что из сказанного секретарём Хлёстова. Убедив священника, что сам клад ему не нужен, а нужен документ (чему способствовала демонстрация золотого самородка), он узнал, что искать надо где-то в старых московских банях.

***История прочёсывания бань – это отдельная песня… ага, русский шансон с матерным припевом! Я обшарил сауну (два раза), кофейню и модную лавку. Поднял все коврики в спортзале… простите, дурдоме. Залез в прачечную, перебрал все кастрюли, заглянул в стиральную машину. И лишь потом обнаружил непримеееетную дверцу под лестницей: вертикальная щель в полутьме сливалась с вертикальными же досками, и только еле видимая горизонтальная черта шпингалета намекала, что здесь что-то есть.
А потом ЭТО надо было прятать! Потому что я в подвале, а пистолет на третьем этаже. За такую груду золота нашедшего могут закопать тут же, вместе с лопатой. А ещё игротехам швабра понадобилась, а я как раз в прачечной ныкался… в общем, весело было!***


Найденный клад (кубок с драгоценностями и старинную книгу) Фёдор Васильевич отнёс Анфисе Ниловне, прямо на приём у Фамусова. Но тётушка не признала украшения своими и предложила отдать их на богоугодные дела. Что граф Лядащев и сделал, попросив подполковника Засядько его сопровождать (золото же!). Отец Варфоломей опознал в книге первопечатный «Апостол» Ивана Фёдорова и согласился хранить его до передачи в Московский Университет, что прославит имя дядюшки как первого нашедшего.
Фёдору Васильевичу очень хотелось оставить себе на память хотя бы кубок, но пожелание Анфисы Ниловны было «первым по праву». И он решил выкупить кубок у благочинного, как только рассчитается с оставшимися у него карточными долгами. Впоследствии, узнав о заложенном доме тётушки, граф собрался помочь его оплатить. Но никому об этом не сказал – незачем заранее.

***Явление меня-с-кладом народу на вечере у Фамусова было чисто игровым действием: актуальный Федор Лядаащев никогда бы так не поступил – паранойя-с! Но очень хотелось сделать красиво и интересно со-игрокам. Рад, что получилось.***


Вот и выходит, что Чацкому в прошлой истории – с корабля на бал, а Лядащеву в нашей – с бала на корабль. Золото добывать, промышленником становиться. Да и в море студёное тянет… но это совсем другая песня.

Комментарии
2015-12-08 в 04:02 

kemenkiri
"Тюрьма и ссылка по вас плачет, журнал, разумеется". (Маяковский, "Баня") // Лучше молча proscrire
Ого, сколько всего происходило еще в истории о кладе!
Вообще ощущение, упорно складывавшееся в процессе игры: граф Лядащев упорно оказывался лучше слухов о нем.

2015-12-08 в 07:35 

Алькор
Так давайте выпьем за то, что в галактике есть мы!
kemenkiri, он повзрослел вдали от света... м-да, многозначно получилось :tongue: ... и слишком недавно приехал, чтобы эту перемену успели осознать. Я сам до конца осознал, только когда "автоматом" выдал Анфисе Ниловне на балу: "Не мальчик уже, по подвалам лазить" (про больную спину).

   

Невский Пасьянс

главная